Эротические порно рассказы и секс истории с фото

Мама друга

«Я хочу попросить тебя об одном одолжении» продолжил Никита.

«Валяй», подбодрил Кирилл.

«Мне надо уехать из города на пару дней. Максимум на неделю. Разобраться с делами в бизнесе бати. Его партнёрам нужно, чтобы я кое-что утвердил с тех пор, как... ну ты знаешь».

Кирилл знал. Он кивнул другу, тот гладил пальцем по краю стакана. Толпа в баре рассосалась, а музыка достаточно тихо играла, чтобы вести нормальный разговор. Никите, похоже, в глубине души, нравилось находится вдали от дома.

«Так в чем же вопрос?» поднял бровь Кирилл.

«Это касается моей мамы. Не могу оставить ее одну. Сиделка, что время от времени присматривает за ней, не может остаться следить целую неделю. И из-за маминого состояния мне нужен кто-то, кто будет рядом для помощи. Кто-то, кого она признает и кому доверяет. Помогать ей с мелочами.»

«И ты хочешь, чтобы я присмотрел за ней Никитос?» заключил Кирилл.

«Не сможешь? Я знаю, что это большое одолжение, и не хотел бы силком навязываться» — скороговоркой выпалил тот.

Кирилл похлопал своего друга по плечу. «Мужик. Нормально все. Прикрою тыл».

Это было наименьшее, что он мог сделать для своего приятеля. Они дружили много лет, и Кирилл очень любил Никитину маму. С тех пор, как они были мелкими, она всегда очень тепло обращалась с ним, когда он заходил в гости, часто пекла к чаю блинчики. Самые вкусные блинчики на свете!

Теперь, будучи двадцатилетним молодым человеком, он также оценил и ее внешность. Она представляла собой сексуальную 45-летнюю женщину с длинными светлыми волосами и крепким телосложением, которая время от времени умела пофлиртовать с молодыми парнями. Он был просто счастлив, что она все еще помнила его после аварии.

Это случилось около шести месяцев назад. Родители Никиты, Светлана Михайловна и Петр Викторович Рассказовы, возвращались на машине домой с корпоративной вечеринки. Они попали в очень страшный ливень. Мокрая дорога. Грузовик, который появился из ниоткуда. Катастрофа произошла ужасная. Отец погиб при ударе. Его буквально размазало металлом, как масло по хлебу. Мать же отделалась только незначительными ушибами, но основной ущерб выяснился позднее.

Пострадала ее память. Или, если говорить точнее, кратковременная память. Светлана Михайловна не могла больше помнить все, что произошло за последние полчаса-час или около того. Иногда даже меньше. У нее бывали моменты ясности, но новые лица и имена быстро исчезали в небытье. На почве такого недуга возникали определенные трудности, поскольку она часто делала одно и то же снова и снова, забыв, что, например уже приняла душ или проверила почту. Заметьте, она не была беспомощной. Но Кирилл понимал, Никите душевно спокойнее, зная, что за ней наблюдает хороший друг, пока сам он пытается удержать контору покойного отца на плаву.

«Я дам тебе список по всякой мелочи. Ты можешь пить есть, смотреть фильмы, в общем будь как дома. Главное, позаботься о моей маме, справишься?» Никита вопросительно взглянул на друга.

«Не волнуйся. Она в хороших руках».

...

Рассказов укладывал последний багаж в такси, когда появился Кирилл. Тот принес небольшую сумку с одеждой и туалетными принадлежностями. Он знал, что ему не понадобится много вещей в доме Никиты. Для гостей там всегда все было. Он оставался у него с ночёвкой много раз. И знал это место, как будто это его собственное жильё.

«Еще раз спасибо» похлопал по плечу Никита.

«Нет проблем. А где твоя мама?»

«Внутри. Она выйдет через минуту.»

И действительно, вышла, как только ее сын сказал эти слова. Кирилла очень удивило, как хорошо она выглядела. Светлана Михайловна всегда держала марку великолепной и ухоженной женщины. После несчастного случая правда несколько месяцев вид у нее был довольно потрепанный. Но сейчас...

«Привет, Кирюша. Хорошо смотришься дорогой. Что привело тебя сюда?» спросила она.

«Не начинай, мама, помнишь? Я же говорил тебе. Кирилл будет наблюдать за тобой, потому что Наташи не будет. В течение недели я сам в отъезде».

Ее глаза остекленели на секунду. Затем последовал кивок чудной, светловолосой головой. «Да... конечно. Я помню. Вроде. У тебя рабочая поездка... верно?»

«Да, мама», вздохнул Никита.

Он покачал головой и посмотрел на Кирилла. Тот только улыбнулся и похлопал его по плечу. Ему предстояло остаться здесь, поэтому с матерью все будет в порядке. Вместе с ней он махал рукой до тех пор, пока машина не исчезла вдалеке. Кирилл повернулся к Светлане Михайловне и обнял ее.

«Пойдемте поедим что-нибудь на обед?»

«Пора есть?» спросила она в замешательстве.

...

Первый день прошел спокойно. Кириллу пришлось притираться к последствиям травмы Никитиной мамы. Случались такие странные моменты, когда она входила в комнату, где он находился. Каждый раз она удивлялась, увидев друга сына, сидящего там.

«О, привет, Кирюша! Как ты сюда попал?»

Это казалось очень странным. Он никогда не сталкивался с таким. Его общение с ней после момента аварии составляло пару коротких встреч, поэтому он не замечал измененного состояния Светланы Михайловны до сих пор. Кирилл засмеялся и попытался объяснить все снова. Каждый раз объяснения становились все короче.

«Тетя Света, Никита на время уехал по делам. Он попросил меня присмотреть за вами. Помните?»

«Нет, дорогой, извини. Как глупо с моей стороны. Должно быть, я совсем потеряла голову», — сказала она со смехом.

Вот так прошел первый день. Кирилл готовил для нее обед и ужин, пока Никитина мама проводила весь день, в попытках прочитать книгу, часто пробегая глазами по одной и той же главе, потому что забывала, с чего начала.

Но потом кое что случилось. К концу дня Кирилл направился в ванную. Он готовился к отбою и не понял сразу, что Светлана Михайловна принимает душ перед сном. Так что он наткнулся на нее в момент обтирания. Ее большие груди качались ничем не прикрытые, полные ягодицы отражались в зеркале. Она вытирала ногу, так что густой куст между ног и половая щель под ним внизу тоже сверкали срамом. Кирилл стоял без движения пару минут, наблюдая, как мама Рассказова себя вытирает. Он почувствовал, как член напрягся в штанах, возбужденный такой чувственной картиной. Именно тогда Светлана Михайловна заметила его.

«Иди! Уйди! Боже мой, уйди отсюда!»

Кирилл так и сделал, вылетел из ванной пулей. Его лицо горело, как от огня. Он не мог поверить в то, что только что произошло. Его эрекция, на удивление, после такого все ещё держала штаны палаткой. Боже, вся эта неделя предстоит быть неловкой. Или, по крайней мере могла таковой оказаться, не забудь он один факт.

Примерно спустя полчаса Кирилл сидел в зале. Он пытался смотреть телевизор, но перед глазами стояла мать друга в ванной. Эти большие сиськи. Этот красивый, лохматый куст. Он знал, что ночью израсходует пачку платков и возможно любимый носок. Но любые дальнейшие взаимодействия с мамашей Рассказовой будут чертовски неловкими. Никита надрал бы ему задницу, узнай что он увидел ее такой.

Он подпрыгнул на месте и удивился увидев, что Светлана Михайловна неожиданно вошла в зал в розовой ночной сорочке.

«О, привет, Кирюша! Ты остаешься на ночь?»

Тут до него дошло, что он совсем забыл об ее состоянии. Хотя иногда казалось, что она помнит маленькие моменты, но тут, вероятно, забыла большую часть инцидента. Тем не менее, Кирилл не хотел испытывать свою удачу и подошел к ней.

«Мм, тетя Света. Я хочу извиниться перед вами».

«О? За что?» спросила она.

«За... недавний несчастный случай»

Она посмотрела на него, все еще улыбаясь, но совершенно не понимая того, о чем он говорит. «Прости, дорогой, я не знаю, что ты имеешь в виду».

Он вздохнул. «Не берите в голову. Я иду спать. Спокойной ночи, тёть Света», сказал он.

«Спокойной ночи», пожелала в ответ она ему.

Кирилл снова посмотрел на маму Никиты. Он никогда не задумывался о том, насколько она сексуальна. Все изгибы и линии тела с красивой круглой попой и великолепной парой сисек. Теперь он должен крепко взяться за себя и излить напряжение от вечера. Насчет этого сомнений никаких нет.

В ту ночь, после дикого оргазма, который он пытался скрыть приглушенным стоном в подушку, в голове у него возникла новая мысль. План. Коварный. Смелый, но опасный. Если она действительно не помнит, все пройдет без сучка и задоринки.

На следующий день Кирилл выжидал до позднего вечера. Никакой почтальон, звонящие или другие ненужные личности не будут беспокоить. Идеальное время. Светлана Михайловна находилась наверху и занималась своими делами. Кирилл сидел в гостиной. Он вымылся после чая с пиццей и расслабленно отдыхал на диване. Он сглотнул, все еще поражаясь, что собирается попробовать такое. Но кто смел, тот и съел, верно? Он снял штаны и вернулся на подушки, широко расставив ноги. Глубокий вдох. Выдох. Понеслась! Нет пути назад сейчас.

«Тетя Света! Это Кирилл! Пожалуйста подойдите сюда!»

Светлана Михайловна услышала его зов, и смутно вспомнила, что Кирилл провел ночь в ее доме. Она пошла вниз, набросив свитер и штаны для йоги. Из ее рта вырвался крик, когда на глаза попался друг сына, сидящий там, с открытым и твердым членом, направленным прямо к потолку. Головка, похожая на гриб, блестела и хищно покачивалась.

«Что ты делаешь? Боже мой!» вскрикнула она.

Светлана Михайловна комично побежала наверх, красная, как помидор, и совершенно смущенная. Кирилл ничего не сделал. Он просто натянул штаны и стал ждать. Сделал себе чашку кофе и посматривал на часы. Как прошло шоу по ТВ, он снова позвал.

«Тетя Света, не могли бы вы подойти?»

Мама Рассказова снова вошла в гостиную с улыбкой.

«Привет, Кирюша, как ты сюда попал?»

«Я пришел с Никитой, его сейчас нет, он уехал. Сказал мне приготовить вам кофе и присмотреть за домом».

«Ну, разве ты не милый?» она улыбнулась.

И ничего не помнила. Предположение Кирилла подтвердилось. Ему с рук могло сойти что угодно, и Светлана Михайловна все забудет. Его решимость укрепилась, и дальнейший план вступит в действие сегодня вечером.

...

Светлана Михайловна чувствовала усталость, что накатывает ночью, как волна на любого человека. Она собиралась ложиться спать. Но принимала ли вечерний душ? Она не могла вспомнить. Скорее всего, нет. Поэтому она разделась, надела белый халат и направилась в ванную. Вряд ли мама друга знала, что Кирилл стоит за углом, ожидая идеального момента.

В ванной мамаша развязала пояс, открывая свое тело теплому, влажному воздуху, парами идущему от струй воды из душевой лейки. Халат упал на кафель, и она начала искать в шкафу шапочку для душа. Когда ее глаза поднялись, Светлана Михайловна заметила, Кирилла, точнее его отражение в зеркале. Он стоял голый, прямо за ней. Прежде чем она успела среагировать, он схватил ее за запястья и резко скрутил.

«Ой! Ки... рилл!, что ты делаешь?» ахнула и сморщила лицо Рассказова.

«Тссс, не борись. Наслаждайся этим», — прошептал он.

Светлана Михайловна попыталась оттолкнуть молодого человека от себя, но тот оказался намного сильнее. Он просто бросил ее на пол, удерживая весом собственного тела и держа руки женщины над головой. Одной свободной рукой Кирилл начал щупать богатую грудь. Никитина мама была слишком ошеломлена, чтобы что-то сказать, губы лишь спазмически открывались и закрывались, как у рыбы, резко попавшей на сушу. Она не могла поверить, в то, что это происходит на самом деле. Она закричала, когда друг сына раздвинул ноги и прижал свой твердый член к ее темной щелке между волосатыми валиками срамного места.

«Нет!!! Остановись!» завопила она.

Кирилл начал вертеть раздувшейся головкой вокруг клитора. Волосы ее куста немного щекотали плоть. И все же, ему отчётливо чувствовалось, что влагалище становится влажным от внимания, которое оно получало. Он не собирался больше ждать. С грубым толчком член погрузился в скользкие глубины мамочки.

«Аааааах!» вырвалось из ее рта.

Он сделал это. Теперь он внутри нее. Кирилл начал качаться вверх и вниз, засаживать на всю длину, стуча в ее лохматый лобок своим, катаясь по мокрым внутренностям Светланы Михайловны крепким, пульсирующим стволом. Хозяйка дома вздрагивала от каждого толчка, а ее глаза наполнились слезами. Не раскаиваясь Кирилл взял одну из развалившихся грудей и грубо размял в своей пятерне, начал сосать и кусать ее за сосок. Он соблюдал осторожность, чтобы не оставить следов. Ему никогда не приходило в голову, что будет так хорошо. Распластать и использовать в качестве спермоприемного аппарата женщину, которая когда-то меняла ему подгузники. Какая она все таки удивительная.

Он ненадолго вытащил из расхлябанной, чавкающей вагины член, на жёстких кудряшках куста осталась слизь, затем поднял ноги Светланы Михайловны на плечи и продолжил вбивать в сочащееся чрево, под звонкие шлепки яиц об зад мамаши, лиловую головку. Ступнями она пыталась оттолкнуть его от себя, но победила молодость, жёсткий темп только нарастал. Он двигался как отбойный молоток, наслаждаясь каждой секундой надругательства над телом зрелой женщины. И она тоже, как бы ни старалась это отрицать. После смерти мужа исчезли мужские ласки. Ее тело жаждало внимания и сдалось, несмотря на протесты хозяйки.

«Пожалуйста... не надо больше...»

«Тебе это нравится. Не отрицай этого. Аааа, ты чертовски горячая,» выдохнул Кирилл елозя сверху, между крепких ног.

Тело Светланы Михайловны начало содрогаться. Дыхание стало учащенным. Она громко стонала от каждого удара члена. К ее собственному шоку, она находилась на грани оргазма. Она ощущала, что в ней сейчас поднимается до мозга удовольствие, покалывает разум иголками электрического тока. Ее чавкающая, кисельная промежность пылала! Пальцы ног сжались и почти поцарапали кожу Кирилла.

«А-а-а-а... нет... я... я кончаю!!» пропищала рыдающим голосом мама Рассказова.

Тут она громко запищала. Сильнейший оргазм, как буря, накрыл ее дергающееся, расслабленное тело. Кирилл втолкнул свой член в нее, насколько позволяла анатомия и генетические данные. Светлана Михайловна обессиленная лежала под ним тряпичной куклой. Все ее тело дрожало от эйфории взрывного оргазма. Восстанавливая дыхание, она отвела в сторону глаза от напавшего гостя. Она чувствовала себя униженной, будучи вынужденной отдать свое ухоженное тело сопляку, годившемуся ей в сыновья, в своем собственном доме, и в завершение, кончить перед ним в момент собственного изнасилования. Почему так случилось?

Кирилл вытащил член из разбухшей, мокрой щели. Впрочем, он далеко не закончил с ней. Он взял маму Никиты за руку и потянул в душ. Она не боролась, но не понимала, что происходит.

«Что... куда ты Меня тащишь!?»

«ТС-с-с, тихо,» шикнул он. «На колени падай»

Светлана Михайловна сделала так, как ей велели. Через несколько секунд Кирилл прижал свой член к ее губам. Ему хотелось попробовать и теплый мамкин рот. Когда она отказалась подчиниться, он сжал и скрутил ее мочки ушей.

«Открывай!» прошипел он.

Она открыла. Не обращая особого внимания на комфорт Светланы Михайловны, Кирилл глубоко запихал член в ее горло. Она сомкнула губы, хлопала руками его по бедрам, но теперь ничто не могло удержать молодую кровь. Он двигал членом назад и вперед, скользя по языку. В некоторые моменты останавливался и удерживал насаженную глубоко в горло голову на своей кожаной палке. Натруженное горло саднило, без воздуха, оно судорожно дергалось, а глаза выкатились шарами из глазниц и хлопали ресницами на пунцовым лице матюры.

Давление нарастало в яйцах Кирилла. Началось покалывание. Он не мог более сдерживаться.

«Ааа, блядь» вырвался сиплый стон парня «Я кончаю! Аааа, грязная ты шлюха!»

Он вытащил раздувшуюся, набрякшую головку изо рта и нацелил прямо в лицо Светлане Михайловне. Взрыв спермы накрыл все липкой, скользкой массой. Женщина вовремя закрыла глаза, когда семя залило ее красивые черты. Оргазм Кирилла был даже сильнее, чем прошлой ночью.

Взятие той, которую он хотел и представлял в мокрых снах со времён взросления, возбудило его до крайности. Наблюдение за тем, как Никитина мама вздрагивает и обделывается мутной слизью, когда он стрелял в ее лицо удовольствием, было величайшим моментом его жизни.

Светлана Михайловна сползла в душ. Вода все еще текла, поэтому Кирилл взял лейку и начал опрыскивать надруганое тело. Она сопротивлялась, но ему удалось смыть сперму с ее глаз. Он также заставил ее наклониться и помыл ей между ногами, для большей уверенности. Прежде чем он вышел из душа, он ударил по обнаженным ягодицам. Выкуси, мамаша!

Она скользнула поглубже в угол обхватив себя руками. Плечи содрогались от рыданий, внутри стыд и чувство вины, но все еще головокружение от оргазма. Кирилл поспешил удалится, оставив ее одну.

Почти час он, как кот, что сделал лужу, прятался в комнате Никиты, убивая время играми в телефоне. Он надеялся, что был прав. Нити страха опутывали его, когда он представлял, что случай в ванной подействует как катализатор, заставит ее память работать как часы. Его сотрут в порошок! Что он мог сделать или сказать в ответ? Никита убьет его, не говоря уже о полицейских. Когда прошел час, он осмелился выйти. Его уши уловили, как что-то гудит из спальни родителей друга. Он молча проскользнул в сторону к комнате и толкнул дверь, чтобы заглянуть внутрь. Светлана Михайловна сидела перед зеркалом, расчесывала волосы и пела под нос какую-то песню. Кирилл постучал. Она повернулась к нему.

«О, Кирюша! Ты останешься на ночь?»

«Да», пробормотал он. «Если что-нибудь понадобится, я буду у Никиты в комнате».

«Спасибо, дорогой», — сказала она и весело подмигнула глазом.

Кирилл должен был спросить. «Вы хорошо себя чувствуете тетя Света?»

Та покраснела. «О, я прекрасно себя чувствую», ее губы растянулись в улыбке.

Ей было стыдно признать, но она чувствовала, что у нее произошел самый великолепный оргазм в жизни, и она понятия не имела, почему. Кирилл ушел со своими подозрениями, но решил оставить все как есть. Он направился в соседнюю комнату. Сработало. Его теория оказалась верной. И она открыла целый новый мир возможностей.

...

На следующее утро зазвонил телефон. Это был Никита. Он просто проверял, как поживает его мама. Кирилл позвал ее вниз. Она только что встала с кровати, и молодой человек заметил, что на ней нет ничего, кроме белого халата. Светлана Михайловна взяла телефон и начала разговаривать с сыном. Кирилл откинулся назад и наблюдал за ней.

Халат, хотя и покрывал зрелые формы мамаши, мало что мешало ему разглядеть ее фигуру. То, как она наклонилась над столом дало ему хороший вид на откляченный назад зад. Он смотрел, как ее босые ноги переминались, пока она разговаривала с Никитой. Снова наступал тот самый момент. Ему нужно было только дождаться окончания беседы.

«Хорошо, дорогой. Да. Нет, все будет в порядке. Извини, что я такая сумасшедшая. Я бы забыла свою собственную голову в эти дни. Да. Хорошо. Да, хорошо, дорогой. Я люблю тебя. Будь осторожнее. Пока, — сказала Светлана Михайловна, прежде чем повесить трубку.

Как только она это сделала, две большие ладони схватили ее за груди, грубо сжимая их прямо через одежду. Мама Рассказова ахнула, потрясенная происходящим. Прежде чем она смогла что либо возразить, Кирилл распахнул халат. Ее грудь вывалилась наружу. Правой рукой он крепко прижал женщину к себе, чувствуя, как трясется объемный, болтающийся бюст, пока левая помчалась вниз и сгребла в охапку жирную киску, пока он целовал открытую шею и покусывал ее за ухо.

— Кирилл!! Что... какого черта ты... ?»

Она не закончила, потому что взвизгнула, когда друг сына потянул ее за длинные светлые волосы. С легкостью он опрокинул мамку на стол. Она упала на спину. Быстрым взмахом рук он расстегнул молнию и спустил штаны, выставив свой торчащий член. Прежде чем она успела встать, Кирилл схватил ее за лодыжки и раздвинул ноги, высоко подняв их в воздух.

«Нет, пожалуйста, не надо», — выдохнула она. «Не делай этого!»

Но он сделал. Его нельзя было остановить. Он глубоко погрузил свой член в нее. Она вопила, не зная, что это был второй раз, когда это происходило с ней. Кирилл грубо брал честь женщины, которую доверили его заботе, на ее собственной кухне. Ее груди качались вверх и вниз с каждым новым толчком. Она продолжала умолять его остановиться, но вскоре крики мольбы становились все реже, пока он вторгался в ее лоно снова и снова. Еще раз, тело реагировало вопреки ее желанию. Оргазм рос в глубинах рожавшего живота. Мамкино тело, теплое и пропитанное запахом похоти, смешалось с собственным ароматом Кирилла. Свирепость, с которой он ее насиловал, была слишком сильной для ее тела. Первобытное желание охватило их обоих, и они наслаждались этим.

«Любишь трахаться, твоя киска чертовски влажная.»

«Пожалуйста, не делай этого... » — простонала она.

«Почему бы и нет? Тебе не нравится?»

Неуверенность мелькнула на ее лице. Она не плакала. Она смотрела ему прямо в глаза и мычала. Ее влагалище сжалось вокруг его члена. Кирилл засмеялся. Он знал такой взгляд.

«Тебе нравится, не так ли? Тебе нравится, когда я накачиваю твою пизду».

Мамаша прищурилась. Сквозь стиснутые зубы она признала позорную правду.

«Да... да, черт возьми. Я люблю тебя, трахающего мою киску».

«Скажите это правильно, Светлана Михайловна. Вы любите когда что и где?»

«Твой член. Я люблю твой член в своей пизде».

«Какая у тебя пизда?»

«Мокрая, неряшливая возбужденная для тебя. Пожалуйста, трахни меня. Трахай меня сильнее!

Кирилл сделал то, что она просила. Он отскочил, раздвигая женские ноги так далеко, как только могли позволить ее связки. Своей рукой мамаша терла свой клитор. Ее другая рука сжимала стоячие как солдатики, соски. Кирилл трахал ее грубо и энергично. Она была идеальной. Идеальная шлюха для него, которую он мог использовать без последствий. Эта мысль возбудила его еще больше. Настолько, что он достиг своего апогея быстрее, чем ожидалось.

«Черт, я собираюсь кончить!»

«Нет!» Светлана Михайловна ахнула. «Не в меня! Пожалуйста. Не туда!»

Он проигнорировал крики. Какое это имеет значение? Она не запомнит ничего, даже от кого залетела. Он продолжал наращивать скорость, чувствуя, как в его яйцах поднимается давление до самого кончика члена.

«О, блядь! О, суууукааааааа!» он взревел.

«Аааа, я кончаю, кончаю», скороговоркой залепетала мамаша Рассказова.

Густые струи спермы ворвались в мокрую пизду Светланы Михайловны.

Она взвизгнула, когда он вкачал свой груз в нее. Ее руки закрыли рот, задыхаясь, дрожащие губы ловили рывками воздух. Она не могла поверить в происходящее. Он вошел в нее. Как ТАКОЕ могло случиться с ней? Она понятия не имела, почему Кирилл сделал подобное, все еще не подозревая, что это был второй раз за два дня. Тем не менее, она вздрогнула всем телом. Оргазм перекрыл стыд. Она громко выдохнула, пытаясь скрыть легкую улыбку. Насколько она знала, это лучший кульминационный момент в ее зрелой жизни.

Кирилл оторвался от нее и посмотрел, как его сперма капает из мокрой раскрытой щели вагины на обеденный стол. Он вытащил Светлану Михайловну со стола и толкнул на колени.

«Попробуй это,» будто выплюнул он слова ей в глаза.

Друг сына толкнул лицо женщины в лужу спермы на столе. Как было приказано, она высунула язык и начала убирать им бардак. То, что с ней грубо обходились и толкали, заводило ее, несмотря на горький, отдающий какой-то тухлятиной, вкус спермы. Кирилл тем временем вытащил из кармана бумажные салфетки, и начал вытирать ее влагалище, избавляясь от спермы, которая запачкала влажные глубины лона.

«Приведи себя в порядок. Сейчас же!» он вел себя очень грубо. Она бросилась обратно в ванную. Он мог слышать, как течет вода. В рекордно короткие сроки Кирилл убрал все свидетельства надругательства над Рассказовой Светланой Михайловной на ее собственной кухне с лица земли. Он оделся и направился наверх. Опять ожидание. Не так долго, как в тот раз. Когда прошло полчаса, с более спокойным видом Кирилл подошел к ней.

«Здравствуйте, тетя Света! У вас все хорошо?»

Она высунула голову из-за двери ванной, скрывая наготу.

«О, кто у нас! Привет, Кирюша. Дай мне минуту. Я сейчас приду. Приготовь себе кофе», — сказала она с улыбкой и коронно подмигнула.

По тому, как мамаша Никиты себя вела, он понял, что она чувствует себя прекрасно. Половая жизнь и оргазм явно омолодили ее. Кирилл улыбнулся. Он был на небесах.

...

И так продолжалось всю последующую неделю. Кирилл ловил каждый момент, когда он мог сгрести в охапку и изнасиловать Светлану Михайловну до глубин, кхм, ее души. Она сопротивлялась, каждый раз в таком шоке, как будто все происходило в первый раз, и все оканчивалось полномасштабным использованием зрелой женщины, что подчинялась его воле. Он трахал ее в любом виде, и любым способом, который хотел.

Ее киска? Его.

Ее рот? Используется и пачкается спермой.

Ее сиськи? Он щупал их всякий раз, когда мог, даже если это сразу не приводило к траху.

Она все равно забудет. Неважно, где и когда он мог ее изнасиловать, она не запомнит и секунды из произошедшего. Это было прекрасно.

Но день возвращения Никиты приближался все ближе и ближе. И что Кирилл не знал, так это беспорядочные сны, что начала видеть оставленная ему на попечение домохозяйка.

Некоторые из них были очень яркими. Время от времени она чувствовала себя чрезвычайно возбужденной и истерзанной, как будто она занималась с кем-то любовью, но не могла этого вспомнить. Или лишь мечты? Молодой человек? Он грубый. Даже жестокий, она не привыкла к такому скотскому отношению. Это было захватывающе. Однажды она обнаружила, что мастурбирует на своей кровати, не зная, когда она начала. Это был сон? Или память? В любом случае, она чувствовала себя потрясающе, даже если не знала почему.

...

Кирилл смотрел, как мать друга спит. Абсолютно голая. Он убедился в этом ещё прошлой ночью. Проверил свой телефон. Через семь часов приземлится самолёт Никиты. Это его последний день. Он наслаждался, наблюдая за сном Никитиной матери, и чувствовал, что разбудить ее сейчас было бы почти неприлично. Но через семь часов он упустит свой последний шанс сделать это. Он взял смазку и сел на ее кровать. Он осторожно спустил ниже одеяло и начал наносить смазку на ягодицы. Затем намазал ее анус до такой степени, что два пальца легко проскользнули внутрь. Она хрипло застонала, шевелясь во сне. Ещё есть время.

Он забрался на нее сверху. Светлана Михайловна проснулась, пораженная и сквозь дремоту пробормотала.

«Что? Что происходит... ?»

«Тсс, не борись с этим.»

Тут, Кирилл пристроил член к заднице Марго и резко погрузил его глубоко в кишку. Она закричала, но Кирилл толкнул ее лицо в подушку, и завывания мамаши вышли приглушенными.

Не обращая на нее внимания, он продолжил вбивать и вытягивать свой член из заднего прохода Светланы Михайловны. Удивительно, как же теперь с ней легко лечь в постель, где раньше зажигал только отец Никиты.

Он так любил ее ломать. И пачкать. Все способствовало этому. Например, горячая и тугая попка. И сама вся такая ухоженная, зрелая кобылица. Он знал, что никогда не получил бы ее, если не тот случай.

Никитина мать сквозь стиснутые зубы пробормотала;

«Ублюдок! Отстань от меня! Перестань!»

«Потерпите немного. Вам понравится», — пропыхтел он сверху.

Светлана Михайловна отказывалась терпеть это, но он был прав. Она начала наслаждаться, пока он продолжал. Ее сфинктер туго сжался на его члене, что только усилило ощущения от оскверненного ануса. Яйца ударялись о ее кожу, твердо и беспощадно. Кирилл поднялся, чтобы хорошо рассмотреть женщину под ним. Ее тело качалось взад и вперед в унисон с жесткими движениями. Она стонала и хныкала. Черт, великолепная матюрка. Ее задница дрожала, когда он входил все глубже и глубже.

«Ты собираешься кончить?» спросил он чувствуя колебания в кишках вокруг ствола.

«Мммнн... нет...»

«Не лги. Не мне. Ты собираешься кончить?»

Она застонала; «дааааа... бля, я кончаю!»

«Я тоже», проговорил он. «Ты хочешь мою сперму, шлюха?»

«Трахни меня!» прошипела она. «Сперму, я хочу сперму в моей заднице!»

Кирилл застучал об ее круглый зад лобком сильнее, позволив своему оргазму подняться с громким хрипом. Его кульминация была лучшей, когда сперма массивным грузом влетела прямо в ее раскисший кишечник. Она застонала и ахнула, откинув голову назад, пытаясь соскочить с члена и цепляясь за его руки. Это был ее самый сильный оргазм еще раз... Он валялся на ней задыхающейся, потной, заляпанной спермой и в беспорядке. Кевин вытащил из нее обмякшую сморщенную колбаску члена и потащил Светлану Михайловну прямо в душ. Там раздвинул ей ягодицы и позволил сперме просочиться вниз по ее ноге, прежде чем ополоснуть медленно сходящийся анус водой. Как только Кирилл закончил свою проверку, он оставил ее в покое. Оделся и направился вниз.

Позже той же ночью Кирилл услышал, как такси въехало на дорогу. Это был Никита, который выглядел уставшим и измотанным после своей поездки. Кирилл налил ему выпить. Тот тут же осушил стопку.

«Так как она? Нет проблем, я надеюсь?»

«Ничего подобного», Ответил Кирилл пытаясь подавить ухмылку.

Светлана Михайловна вошла в зал, одетая в красивый красный костюм.

«Привет, дорогой. Когда ты вернулся?»

Оба молодых человека были поражены этими словами. В течение нескольких месяцев она забывала, что ее сын выходил в магазин через пару минут после того, как он хлопал дверью. С каких пор она знала, что Никиты нет?

«Мама, ты вспомнила?»

«На самом деле, нет» призналась она «Я увидела твой багаж, и предположила. Но я думаю, что я вспоминаю отрывки. Это же для работы поездка?»

«В некотором роде», сказал Никита, разочарованный, что не было никаких реальных изменений в состоянии его матери. «Как ты себя чувствуешь, мама?»

«Я чувствую себя намного лучше. Очень счастливой. Я не знаю почему. Но у меня все покалывает. Странно и необычно. Я не знаю почему»

Никита не особо задумался об этом, и его мысли отвлеклись куда то в сторону. Кирилл, с другой стороны, вздохнул с облегчением. Его сердце почти замерло. Если бы ее память улучшилась, он был бы в полном и непросветном гуано.

Втроём они поболтали некоторое время о том и о сем. Кирилл чувствовал себя немного неловко, когда Никитина мать хвалила его за внешность и спрашивала, почему он ни с кем не встречается. Если бы она только знала. Он подумал, что будет скучать по ней в ближайшие годы. Его прекрасная мамочка-шлюха, которая на короткое время стала его единственной любовницей. Позже той ночью, после того, как Светлана Михайловна отправилась спать, а Кирилл на полпути к двери, Никита окликнул и отвел его в сторону.

«Слушай, извини, что подкинул тебе такой геморрой, но сейчас у конторы срочные дела».

«И что?»

«Да тут такое дело. Похоже, я скоро отправлюсь в другую командировку.

«Надолго?» Спросил Кирилл.

«Месяц. Может быть, больше. Я знаю, что уже просил и так неделю побыть дома, но...»

«Не говори больше», перебил он с улыбкой. «Я был бы более чем рад снова увидеть твою маму»

«Правда? О, Боже, это бы мне очень помогло. Ты уверен, что это не будет навязыванием?»

Кирилл покачал головой и похлопал друга по плечу.

«Конечно нет. Для чего еще нужны друзья?» сказал он лукаво ухмыляясь.
28 167