Эротические порно рассказы и секс истории с фото
Порно рассказы » БДСМ » Полезная порка

Полезная порка

На днях мне пришлось стать свидетелем весьма интересной и захватывающей сцены. Речь идет об одной весьма достойной и солидной даме. Это интеллигентная женщина сорока восьми лет, звать ее Ирэна Исааковна. Она значительно старше меня по возрасту, очень умна и начитана. Знакомы мы очень давно и отношения у нас самые дружеские.

В конце ноября мы вместе сидели у нее в кабинете и пили чай. Зашел разговор о воспитании отпрысков и мы коснулись темы телесных наказаний. Я сказал, что порку в воспитании не приемлю. Она ответила, что в этом плане полностью разделяет мое мнение. В ее понятии порка отвратительна. Но вот взрослым, по ее мнению, периодическая порка не помешает, причем сечь следует не ремнем, а розгами - это куда эффективней. Я попросил ее обосновать это заявление, которое меня тогда весьма шокировало. Ирэна Исааковна ответила, что взрослые грешат значительно чаще и, вполне сознательно. Осознание предстоящей порки очень многих людей удержало бы от дурных поступков, стало бы значительно меньше грубости, хамства оскорблений, супружеских измен и так далее. Я подумал и ответил, что в принципе не нахожу возражений против ее аргументов, но, тем не менее, многие из современников не согласились бы с этим. Она ответила, что в дореволюционной России телесные наказания практиковались сплошь и рядом. Розги свистели в учебных заведениях, в полицейских участках, в домах весьма уважаемых людей, и так далее, действовала порка весьма эффективно и никто не находил это наказание недостойным. К нему тогда относились, как сейчас к кратковременной отсидке или административному штрафу. Советская власть от подобных наказаний наотрез отказалась, посчитав, что это унижает человеческое достоинство. Это была ошибка. Телесные наказания много десятилетий не практикуются. Именно в этом причина того, что наше современное общество их не приемлет. В странах Европы, по словам Ирэны Исааковны, до сих пор применяется порка в некоторых частных учебных заведениях. В исламских же странах провинившихся порют на площадях прилюдно. И никто не считает это неправильным. Эффект же от подобных наказаний несоизмеримо больше, чем от всех наших штрафов и прочих так называемых административных мер, свою речь Ирэна Исааковна закончила тем, что современному правительству России просто необходимо ввести телесные наказания в стране. Жаль, что правительство этого не понимает. Розги решили бы многие проблемы.

Минут пять я, ошарашенный подобным выступлением, думал над этой страстной речью солидной сорока-восьмилетней дамы в защиту телесных наказаний, потом спросил, а считает ли Ирэна Исааковна себя полностью безгрешной. Она ответила, что безгрешных людей не бывает, даже самые порядочные люди частенько грешат.

Тогда я спросил, а как бы она отнеслась к тому, если бы ее секли за проступки розгами.

Ирэна Исааковна улыбнулась и ответила:

- Хороший вопрос. Раз я уж сама завела этот разговор и прочитала на данную тему целую лекцию, то придется открыть тебе небольшую тайну.

Она спросила, знаю ли я ее подругу Ларису Михайловну. Конечно же я ее знал. Далее я услышал очень удивительную и весьма пикантную историю.

Лариса Михайловна полностью разделяет взгляды Ирэны. Они уже больше года, как один раз в месяц, в последнюю субботу прошедшего или в первую субботу последующего месяца, встречаются вдвоем в пустующей квартире и производят телесные наказания друг дружки за накопившиеся за месяц пpоступки. Причем они внесли в это элемент игры. Сначала женщины усаживаются играть в карты, в "дурачка". Та из них, которая осталась дважды, а играют они не более трех раз, становиться перед выигравшей по стойке "смирно" и перечисляет перед ней свои прегрешения. Выигравшая слушает ее сидя, после чего решает, в зависимости от количества прегрешений, сколько розог ей дать. Обычно назначается от 30 до 8О розог, но не больше сотни. После чего проигравшая с задранным подолом ложится на живот, а выигравшая берет в руки розги и хорошенько сечет подругу. Я, конечно был поражен услышанным. Потом я спросил, кто же из них чаще проигрывает. Ирэна Исааковна ответила, что в карты ей везло больше. Поэтому Ларисе Михайловне приходилось терпеть порку чаще. Однако и ей самой несколько раз приходилось ложиться под розги. Она сказала, что это очень больно. Ощущение такое, как-будто зад кипятком шпарят. А после порки проблема сесть. Однако эффект, по ее мнению, положительный. Она стала меньше опаздывать на работу, меньше стервозничать в семье и с окружающими, одним словом, стала лучше себя вести во всех отношениях.

Закончив рассказ, Ирэна Исааковна спросила, могу ли я аргументировано возразить против тех методов воспитания, которые они с Ларисой Михайловной практикуют друг на дружке.

Я долго думал и ответил, что аргументированных возражений у меня, пожалуй нет. Более того, я нахожу этот способ воспитания весьма экстравагантным и очень смелым. Однако не могу отделаться от ощущения, что весь ее рассказ не более, чем очень остроумная шутка с ее стороны.

Ирэна Исааковна помолчала пару минут, что-то тщательно обдумывая. Потом заявила, что она, конечно же, не лишена чувства юмора, однако разговор у нас с ней серьезный и шутить она не собирается. Более того, чтобы у меня отпали все сомнения, она намерена разрешить мне поприсутствовать при их очередной встрече.

Я ответил, что нахожу данное предложение весьма интересными, пожалуй приму его. Однако, не будет ли против моего присутствия Лариса Михайловна. Сиена-то, согласитесь, весьма пикантная. Ирэна Исааковна обещала переговорить с подругой. Еще Ирэна Исааковна вы сказала мысль, что после всего увиденного и услышанного я, возможно, решусь впредь принимать участие в их встречах уже не в качестве зрителя, если у меня, конечно, хватит смелости.

Я ответил, что приглашение поприсутствовать принимаю, а над предложением подумаю.

На следующий день мы с Ирэной Исааковной созвонились. Она сказала, что подруга не возражает против моего присутствия. Потом она продиктовала мне адрес, по которому мне надо было явиться. Сказала, чтобы я постарался не опаздывать, так как долго ждать они меня не будут. Я записал адрес и сказал, что буду вовремя.

Я подъехал немного раньше указанного мне времени к нужному подъезду нужного дома и стал ждать. Вскоре появились Ирэна Исааковна и Лариса Михайловна.

В квартире Лариса Михайловна сказала, что не помешало бы сначала выпить чаю. Женщины пошли на кухню заваривать чай, а я зашел в ванную вымыть руки. В ванной на полу стоял продолговатый пластмассовый таз, наполненный водой, в которой мокли с полтора десятка прутьев. Я взял один прут, стряхнул с него влагу и пару раз взмахнул им в воздухе. Розга была очень гибкой и просто идеально подходила для хорошей порки.

За чаепитием женщины болтали о самых разных пустяках. В их разговоре не проскальзывало даже намека на предстоящую вскоре одной из них экзекуцию. После чаепития Лариса Михайловна сказала, что следует произвести некоторые приготовления к наказанию в этих приготовлениях попросили принять участие и меня. Стол, стоявший посреди комнаты, был отодвинут, с балкона были вынесены две длинные деревянные скамьи, которые были поставлены посреди комнаты и сдвинуты вместе. Получилась идеальная скамья для порки. На эту самую скамью Лариса Михайловна положила матрас, а Ирэна Исааковна застелила его чистой простыню. Дамы, так сказать, заботились об удобствах. Потом в изголовье скамьи была поставлена вынесенная из кухни табуретка. После этого женщины сели играть в карты. Меня попросили раздать. В следующий кон раздавать будет проигравшая. Я смотрел на лица играющих и увидел на их лицах признаки волнения. Каждая из них была готова к порке и в тоже время надеялась, что сегодня высекут не ее.

Ирэна Исааковна говорила, что чаще выигрывает она, но тем не менее первый кон проиграла. С тяжелым вздохом она откинулась на спинку стула.

- Что, подруга, порки боишься? - спросила Лариса Михаиловна.

- Да как сказать, - отвечала Ирэна Исааковна, - это вообще-то больно, особенно если много розог прописывают.

- Очень много нагрешила в этом месяце?

- В общем немало, по мелочам набралось.

- Однако, рано ты запереживала еще два кона в запасе.

- Это у тебя, Лариса в любом случае два кона в запасе. Меня же если не повезет, ты уже после следующего кона отправишь не скамейку.

И дамы снова стали играть. Случилось так, что Ирэне Исааковне снова не повезло.

Лариса Михайловна убрала со стола карты, достала лист бумаги и авторучку и положила перед собой на столе.

- Теперь, молодой человек, - сказала она мне, - садитесь в кресло и не мешайте.

Я уселся в кресло в углу комнаты и приготовился наблюдать.

Ирэна Исааковна поднялась со стула и вынула из своей сумочки лист бумаги, на котором были подробно записаны все ее прегрешения за месяц (наверняка у ее подруги имелся такой же листок) и, встав напротив подруги по стойке "смирно", стала подробно перечислять ей свои провинности.

Лариса Михайловна сидела на стуле, положив ногу на ногу, и внимательно слушала, делая пометки в своем листе бумаги.

Ирэна Исааковна закончила перечисление грехов и терпеливо ждала вердикта, которой сегодня предстояло быть и судьей и палачом. Минут пять Лариса Михайловна была погружена в какие-то подсчеты, наконец она подняла голову и сказала:

- Да, Ирэна. Нагрешила ты действительно больше, чем достаточно. Наверняка была уверена, что не проиграешь. И, как выяснилось, совершенно безосновательно. Карты знаешь ли, вещь переменчивая. Получишь 80 розог. Иди готовься.

Тяжело вздохнув Ирэна Исааковна отодвинула стул к стене и стала не спеша раздеваться. На ней остались комбинация выше колен, под которой были обтягивающие панталоны и телесного цвета капроновые чулки.

- Я готова Лариса, - сказала она.

Лариса Михайловна встала и вышла в ванную. Через пару минут Она вышла оттуда дерзка в руках сложенные в пучок мокрые розги, после чего подошла к табурету и аккуратно разложила на нем прутья. Потом она обернулась К Ирэне Исааковне и строгим голосом приказала ложиться на скамью.

Ирэна Исааковна покорно подошла и встала возле нее. Зная ее как весьма волевую женщину я дивился безропотности с которой она выполняла приказы подруги.

Лариса Михайловна взяла в руки один прут, пропустила его сквозь кулак стряхивая воду и пару раз взмахнула им в воздухе, проверяя розгу на гибкость. Затем подобным образом был проверен весь пучок.

- Снимай штаны Ирэна, - сказала она.

Ирэна Исааковна повиновалась.

- Ложись на матрас, - последовал новый приказ.

Ирэна Исааковна легла животом на матрас, постеленный на скамью поерзала немного устраиваясь поудобнее, потом приподняла таз и резким движением задрала подол комбинации, оголив свой широкий мощный зад, после чего она вытянулась и, обхватив голову руками, замерла в ожидании розог.

Лариса Михайловна взяв в левую руку пучок, правой вытянула один прут и встала сбоку от Ирзны Исааковны. Отступив на полшага, примерилась и резко взмахнула прутом.

Ирэна Исааковна негромко застонала и слегка заерзала на скамье. На ее голых ягодицах тут лее выступила алая полоска. Последовал новый взмах розги, еще один и еще.

Лариса Михайловна дала Ирэне Исааковне несколько розог, после чего бросила измочаленный прут на пол. Перейдя на другую сторону, и приготовив новый прут продолжила порку. Она секла Ирэну Исааковну довольно основательно, раз за разом вытягивая ее гибким прутом по голому заду.

Ирэна Исааковна лежала на скамье и мужественно терпела порку. Она ерзала под розгами и негромко стонала всякий раз когда прут опускался на ее ягодицы. Не будучи привязанной она не делала никакой попытки увернуться. Лариса Михайловна порола как следует со знанием дела. Она секла ее, то по одной, то по другой ягодице, то по обеим сразу, периодически меняя розги и иногда заходя то с одной стороны то с другой. Иногда тонкий конец гибкого прута попадал между ягодиц наказуемой. Тогда Ирэна Исааковна стонала громче обычного и ерзала сильнее.

Я сидел в кресле и с огромным интересом наблюдал, как секут Ирэну Исааковну. До сих пор мне доводилось видеть порку розгами только в кино. Сейчас же передо мной лежала на животе солидная женщина, у которой был задран подол и спущены штаны, которую по настоящему хорошенько пороли. Спектакль был просто захватывающий. К тому же задница у Ирэны Исааковны была просто шикарная. Я нисколько не пожалел, что принял предложение Ирэны Исааковны поприсутствовать на этом спектакле. Однако я думаю хитрая еврейка была уверена, что выиграет в карты и хорошенько высечет проигравшую подругу, как это в большинстве случаев и бывало. Она хотела, чтобы я посмотрел как она сечет попу Ларисе Михайловне. Однако, на этот раз ей самой пришлось спустить штаны. Не знаю пригласила бы она меня посмотреть, если бы знала, что ее высекут.

Экзекуция тем временем продолжалась. На ее широкой, мощной заднице совершенно не осталось белого места. Вся попа была лилово-синего цвета. Наконец Лариса Михайловна объявила:

- Еще шесть розог, Ирэна.

Вынув очередной прут, она взмахнула им в воздухе и лихо прошлась розгой несколько раз по иссеченному заду подруги и бросила прут на пол.

- Все! - объявила она.

Потом Лариса Михайловна собрала использованные прутья, сложила их в один пучок с неиспользованными и переломив их пополам выбросила в мусорное ведро.

Ирэна Исааковна продолжала лежать на скамье, переводя дух. Ее голая лилово-синяя попа была сплошь покрыта вздувшимися полосами. Через 10 мину т она медленно поднялась со скамьи и морщась от боли осторожно натянула сначала трусы, а потом панталоны.

- Больно? - спросила ее Лариса Михайловна.

- Еще как.

- Получила то, что заслужила, Ирэна, в следующий раз будешь грешить меньше.

- Но в карты постараюсь играть лучше.

По дороге к метро Ирэна Исааковна мне сказала:

- Ну, что, видал как меня сегодня пороли, вся попа огнем горит.

- Видал, зрелище было весьма впечатляющее. Ее так и тянуло в опасные места, на стройки, подвалы, чердаки. После того как мать наказала ее пару раз за эти экскурсии, она поняла, что просто нужно быть более скрытной и больше не попадалась. Во всех походах ее сопровождала верная подруга Нинка, но после того как они едва унесли ноги от группы хулиганов та испугалась, начала отлынивать и Оксана осталась - ответил я.

Ирэна Исааковна напомнила мне свое предложение подумать над тем, чтобы принимать участие в их встречах, но уже не в качестве зрителя.

Должен сказать, что действительно не нахожу веских доводов против утверждения Ирэны Исааковны о пользе телесных наказаний. Принимать или нет ее предложение, я пока не решил.
10 242