Эротические порно рассказы и секс истории с фото
Порно рассказы » Классика » Подготовка к операции

Подготовка к операции

По следам пережитых событий. Не очень впечатляюще, но…

Операция. Подготовка.

Тонкие пальчики обхватили член, заскользили вверх-вниз, даря невероятное блаженство.

- Мужчина, мужчина, не спим, не спим, — вывел меня из сладкого сна громкий голос. — К операции готовимся.

Я открыл глаза, возвращаясь к мрачной действительности. На завтра была назначена операция, довольно сложная, к которой меня готовили почти месяц. За это время я порядком устал от всех этих больничных палат, запаха лекарств, таблеток и капельниц. Меня предупредили, чтобы после обеда ничего не ел, не пил, выбрил волосы в паху и на ноге, сделал клизму… бр-р-р-р — и был готов к завтрашнему дню.

- Через десять минут зайдете в 504, — бросила мне сестричка, заглянув в палату.

Я и уточнить не успел, что брать с собой, настолько быстро она скрылась из виду. Взял бритву, полотенце, вышел из палаты. Кстати, мне снова повезло. Второй раз приехал в столицу, в клинику им. Шалимова и попал в двухместную палату со всеми удобствами. Пришлось, правда, доплатить, но зато я на время стал обладателем довольно уютного помещения с санузлом, телевизором, кондиционером и холодильником. Вторая койка пустовала, так что мне никто не мешал, не доставал храпом или брюзжанием.

- Снимайте штаны, — бесцеремонно скользнув по мне взглядом, сказала довольно молодая, симпатичная девушка в голубой униформе санитарки.

Я огляделся. Топчан, умывальник, вешалка для одежды, унитаз за перегородкой.

- Трусы тоже снимайте, — не унималась санитарка.

Пришлось подчиниться. За время нахождения в медицинских учреждениях, я уже ко всему привык и почти не смущался, оголяясь перед работниками этих учреждений. Но сегодня мне стало отчего-то неловко под взглядом этой девчушки. Своего детородного органа я не стеснялся, зная какое он может произвести впечатление из-за внушительного размера. Но перед этой миловидной девушкой оголяться было не очень удобно.

- Сейчас я вас побрею, потом клизму сделаю, — как ни в чем не бывало, выдала она, роясь в шкафчике у стены. — Ложитесь на спину.

Расстелив полотенце, я лег на топчан, как было велено. Член предательски напрягся.

- Как вас зовут? — спросил я ее, чтобы как-то разрядить обстановку.

- Машей меня зовут, — ответила сестричка, поворачиваясь.

Сделав два шага в мою сторону, она вдруг замерла. В ее руке сверкнула безопасная бритва. Значит, моя не пригодилась. Я окинул ее взглядом, отмечая под форменной одеждой довольно соблазнительные округлости в нужных местах. Маша подошла ближе, склонилась надо мной, и тут я заметил, что ее взгляд буквально приковался к моему члену. Правая ее рука опустилась на мою ногу, бритва заскользила по коже. Ловко у нее все получалось. Не прошло и пяти минут, как моя нога была побрита.

- Теперь здесь, — шепнула она, приподнимая пальчиками покоящийся на бедре член. — Здесь тоже сказали надо, — добавила она, будто оправдываясь.

До этого момента я чувствовал себя нормально, но, как только она коснулась члена, не смог удержать волнения. Да и он тоже. Пока она возила бритвой у меня в паху, придерживая его двумя пальчиками, он вдруг начал наливаться силой. Тем более, когда от раздувшейся головки до ее ротика было буквально пол метра. Она так старалась, что над верхней губкой даже выступили капельки пота. Она смахнула их рукой, слизала язычком. От этого ее движения мой член буквально вырвался от нее.

- Ой! — воскликнула Маша. — Держите его сами.

Пришлось придти к ней на помощь, хотя под ее потупленным взором мой член все равно продолжал крепнуть. Дыхание ее грудей заметно участилось. Мне даже удалось различить их контуры между отворотами медицинской курточки. Маша настолько увлеклась, что даже от старания выставила изо рта язычок. Мысленно представив, как бы он плясал на моем члене, я закрыл глаза, представив эту картину. Кое-как справившись с поставленной задачей, Маша, по-моему, облегченно вздохнула. Процесс получения клизмы по понятным причинам опускаю.

В палату я вернулся минут через десять, оставив в карманчике Машиной униформы полтинник за предоставленные услуги. Как я знал, здесь это практиковалось. Принял душ, лег на кровать и включил телевизор. Из головы все не шла эта Маша, особенно ее боязливые прикосновения пальчиков к моей плоти, острый розовый язычок, пухлые губки… Неплохо было бы познакомиться с ней поближе. Впереди меня ждала довольно сложная операция, пребывание в реанимации и долгий период реабилитации. Было бы хоть что вспомнить в период воздержания.

Под монотонную болтовню участников очередного политического ток-шоу я, по-моему, даже задремал. Очнулся от короткого, довольно громкого стука в дверь. Кому тут стучать? Медицинский персонал обычно входил в палату без всякого стука. За дверью послышалась какая-то возня, перешептывание.

- Можно к Вам? — в приоткрытую дверь просунулся носик Маши.

- Конечно! — Я даже подскочил от неожиданности.

Маша проскользнула в дверь, оставила ее чуть приоткрытой. Через стекло я увидел еще какую-то фигуру, оставшуюся снаружи. Я сел, свесив ноги на пол.

- Требуется ваша помощь, — чуть запнувшись, проговорила сестричка. — У нас в сестринской штора свалилась.

Я вскинул удивленные брови.

- Там высоко, нам не достать, — попыталась объяснить Маша. — А с вашим ростом — плевое дело.

- Нет вопросов, — откликнулся я. — Раз надо, я готов.

Сунув ноги в тапки, я последовал за сестричкой, любуясь ее соблазнительной попкой. В коридоре нас поджидала еще одна девушка, которая тоже была одета в медицинскую форму и тоже в голубую. Буквально за углом — я и раньше видел этот кабинет — находилась сестринская. Здесь, очевидно, дежурные сестрички отдыхали. В дальнем углу стояла койка, у окна стол, рядом два кресла, холодильник, одежный шкаф, микроволновка и компьютер.

Глянув на окно, я убедился, что моя помощь таки была им нужна. Гардина висела на одном крюке, бледно-сиреневые шторы лежали на кровати безжизненным комком. Маша подсуетилась, вытащила откуда-то молоток, протянула мне. Вторая девушка вышла и вернулась в комнату со стремянкой. Я взобрался на нее всего на пару ступенек, так как рост 190 позволял дотянуться и отсюда. Задача оказалась даже проще, чем я думал. Мне надо было только навесить второй конец гардины на торчащий из стены крюк. А вот со шторой пришлось повозиться. Тоненькие петли никак не хотели налезать на пластиковые держатели. Обе девушки стояли рядом, придерживая стремянку, которая жалобно потрескивала под моим весом.

В какой-то момент я бросил взгляд вниз и невольно залюбовался смотрящими на меня оттуда мордашками. Приоткрыв рты, они обе внимательно наблюдали за мной. При этом, конечно же, совершенно случайно, эти самые ротики оказались в опасной близости от скрытого под трико, недавно лишившегося волосяного покрова, моего мужского достоинства. И снова мой член начал проявлять себя в совсем не подходящий момент. Наверное, девчонки заметили это, потому что вдруг обе захихикали, опуская вниз глаза.

- Девочки, а обезболивающее сегодня будете колоть? — раздалось вдруг от двери.

- Ой, Света, давай беги. Уже половина десятого, — воскликнула Маша. — Я его одна подержу.

- Только держи покрепче, — хихикнула Света. — Я быстро.

Мне почему-то почудился какой-то другой подтекст в их диалоге, но я не стал заморачиваться, стараясь побыстрее закончить не слишком приятную работу. Руки затекли продевать в петельки мелкие крючки гардины. Еще добрых десять минут понадобилось мне, чтобы завершить начатое. Все это время Маша мужественно держала одной рукой стремянку, второй мою ногу. Наконец я спустился с шатких ступеней.

- А заглушку забыли поставить, — ткнула рукой вверх сестричка и тотчас полезла на стремянку сама.

Я придержал шатающуюся стремянку, с тоской наблюдая, как стройная фигурка поднимается вверх. После операции, очевидно, мне не скоро придется наслаждаться женскими прелестями. Маше едва удалось дотянуться до гардины, прицепить на торец заглушку, и именно в этот момент она потеряла равновесие и наверняка грохнулась бы на пол, если бы не я. Сработала реакция и упругое молодое тело оказалось в моих руках. Маша пискнула от испуга, но тотчас успокоилась, прижатая к моему телу. Я же замер, как истукан, держа навесу драгоценную ношу. Ее личико оказалось на уровне моего лица и, повинуясь внезапному порыву, я накрыл ее ротик своими губами, еще крепче сжимая в объятиях. Какая же она была сладкая! Правда, насладиться в полной мере мне не удалось. Лишь на короткий миг мне показалось, что она отвечает на поцелуй. Но нет.

- Что вы делаете? — с видимым возмущением она уперлась в мою грудь руками.

- Спасаю, — выдохнул я с сожалением, придерживая ее руками и опуская вдоль тела.

Она скользнула вниз, проехавшись по мне. При этом мой член снова отреагировал на прикосновения женского, такого соблазнительного тела. Пусть мимолетное оно было, но он почуял, непозволительно оттопыривая трико. Мне показалось, что Маша не прочь была бы продолжить наше более близкое общение, но в этот момент в комнату вернулась Света.

- У меня осталось немного, — выпалила она, потряхивая какой-то бутылкой. — Можно добавить в ликер.

- Составите нам компанию? — неожиданно предложила Маша, приходя в себя и невольно краснея.

- Что тут было? — навострила ушки Света, окидывая нас настороженным взглядом.

- Ничего особенного, работу закончил, — усмехнулся я, отвечая на ее вопрос и переводя взгляд на Машу. — Я, пожалуй, пойду.

- А по пятьдесят грамм для аппетита? — не унималась Света.

- Мне завтра на операцию, нельзя же, — вздохнул я. — Так бы с удовольствием.

- Да ничего страшного, немножко можно, — присоединилась к подруге Маша.

Я остановился в нерешительности, глядя, как Света достает что-то из холодильника, выставляя на стол. Мне вдруг дико захотелось выпить, а еще хорошо закусить. За две недели, что я провел в больнице, толком сделать это не удавалось. Моя решимость еще больше утвердилась, когда на столе появилась горка нарезанной пластиками ветчины, два больших помидора и буханка румяного хлеба.

- Присаживайтесь, — предложила Света, добавляя на стол бутылку какого-то ликера.

Ликер, с добавленным спиртом пошел на ура. Девчонки пили на равных и, честно говоря, после двух-трех рюмок я был более пьян, чем они. В голове приятно зашумело и мысли о предстоящей операции ушли куда-то на задний план.

- Пойдем, перекурим, — предложила Света, подталкивая в бочок Машу.

Курили здесь на шестом, техническом этаже. Я, когда поступил в клинику, решительно отказался от этой забавы, так что сестрички пошли на перекур одни. У меня даже закралась мысль, что они пошли обдумывать дальнейший план действий. Их не было минут десять. Я уже начал скучать и от нечего делать налил себе еще. В комнату заглянул какой-то больной, хмыкнул, глянув на меня, и ретировался, ничего не спросив. Распорядок предполагал отбой, еще час назад, но кое-кто болтался по коридору.

Наконец медсестрички вернулись. Что-то мне подсказывало, что не пришли к общему знаменателю. Обе были какие-то отстраненные и явно недовольные друг другом. Хотелось думать, что из-за меня, но кто его знает. Посидели еще минут пятнадцать, вяло поддерживая беседу. Я решил уйти. Как никак, завтра в 9:00 предстояла не очень приятная процедура — операция на артериях ноги с полной амнезией. Девочки кивнули, взглядами провожая меня до двери.

Как ни старался я, но уснуть не получалось. В голову снова лезли мысли о предстоящей экзекуции. Раньше никогда не приходилось ложиться под нож, даже аппендикс был еще у меня внутри. Сквозь стеклянную дверь палаты пробивался свет, идущий из коридора. Раньше он мне нисколько не мешал, а в эту ночь был явно лишним. В конце концов, я все-таки, наверное, задремал, потому что не услышал, как скрипнула входная дверь и легкая тень скользнула в мою сторону. Услышал только, как щелкнул замок от поворота ключа.

Приоткрыв один глаз, увидел женскую фигурку в белом халате. Легкой волной он опустился на стоявший рядом стул, и стройное упругое тело скользнуло под мое одеяло, опаляя жаждой желания.

- Еще не спишь? — прижимаясь ко мне, спросила Маша, жадной рукой накрывая мой дремлющий вместе со мной член.

Она была вся голенькой, как и я. Дрожащее от нетерпения тело взывало к совокуплению. Я проснулся окончательно, впился в губы жарким поцелуем, подминая ее под себя. Моя рука юркнула между девичьих бедер, сразу два пальца воткнулись в промежность. Ладонью я ощутил коротко стриженный кустик волос на лобке, с усмешкой вспомнил, кто меня лишил моих завитков. Маша шумно дышала, теребя мой член, который бодро отзывался на ее ласки, набирая силу. Я лег сверху, раздвигая коленом девичьи бедра и тотчас, направленный умелой рукой, оказался в точке кипения. Громкий протяжный вздох вырвался из Машиной груди, когда я вонзился в нее сразу на всю глубину. Влажные складки влагалища плотно обхватили напряженную плоть, издав чавкающий звук. Оно было тесным и горячим, и я с удовольствием погружался в него затвердевшим, дрожащим от натуги членом, испытывая сказочное удовольствие. Амплитуда и темп движений с каждой минутой нарастали, и буквально через мгновение я излился внутри дрожащего тела, ощутив ответные спазмы сокращающейся плоти.

- Я думала, он не поместится во мне, — прошептала Маша, отвечая на мой благодарственный поцелуй. — Такой большой…

Комплимент был излишним, я и так знал, что не многие могли похвастаться такими параметрами. В палате был санузел, а там душевая кабина. Так что нам не пришлось испытывать неудобства. Маша сполоснулась первой, я за ней. Когда вернулся, она лежала на боку, выпятив в мою сторону соблазнительную попку. Я пристроился сзади, обнял ее за плечи, целуя за ушком. Она сладко потянулась, выгнулась еще больше, и этого простого движения хватило, чтобы мой член снова пришел в боевое положение. Сказывалось довольно продолжительное отсутствие контактов с женским полом.

- Нет, туда не надо, — шепнула Маша, когда мой герой сам по себе ткнулся между пышными ягодицами.

Поймав его пальчиками, она приподняла бедро и направила его по уже пройденному пути. На сей раз процесс пошел гораздо медленнее: с чувством, с толком, с расстановкой. Я вгонял свой член в узкую расселину, уверенно раздвигая влажные складочки. Затем медленно выходил из нее и снова натягивал на свой член, обхватив руками за груди. Маша слабо постанывала, полностью отдавшись моим ласкам. Больничная кровать скрипела, тряслась под нами, но выдержала испытание. После двух Машиных оргазмов я кончил вслед за ней и снова в нее.

- Сегодня можно в меня, — сообщила сестричка, предвосхищая мой невысказанный вопрос.

После этого мы все же заснули, кое-как уместившись на больничной койке. Приятно было ощущать гибкое, горячее тело, доверчиво прижавшееся ко мне.

- Света тоже хотела, — прошептала Маша, засыпая.

- Чего хотела?

Я сделал вид, что не понял, о чем она говорит, но Маша уже спала, посапывая носиком на моем плече. В шесть утра в дверь постучали. Вначале тихонько, потом все сильнее. Маша подпрыгнула, привстала на постели, озираясь. Потом сладко зевнула и снова улеглась.

- Маша, — послышался шепот из-за двери. — Маша, вставай.

Моя гостья что-то буркнула в ответ, и это, наверное, подействовало. Во всяком случае, в дверь палаты больше не стучали.

- Как не хочется вставать, — прошептала Маша, поворачивая ко мне личико. — Кто бы знал.

Чувствуя ее спелую грудку на своей груди и лежащее на ногах бедро, я проснулся окончательно. Погладил ее по спутавшимся за ночь волосам. Просто так погладил, но она восприняла это, как знак. Снова сладко потянувшись, она скользнула рукой по моему животу, потом ниже и удовлетворенно хмыкнула. От ее прикосновений мой член снова ожил. Вслед за рукой в непосредственной близости оказались и сочные горячие губы. То, о чем я только вчера мечтал, свершилось. Машины губки сомкнулись на головке члена, всосали ее в дышащий страстью рот. Девичья голова заходила ходуном вверх-вниз, надеваясь на член.

Заложив руки за голову, я прикрыл глаза, наслаждаясь процессом. После такой насыщенной ночи не страшно было и на операцию идти. Если Маша так каждого пациента провожала, то… Но в тот момент мне было абсолютно все равно где, сколько и с кем проводила время медсестричка до меня. Еще мгновение, еще один качок и густая горячая сперма ударила ей в горло. Взахлеб заглатывая извергающийся нектар, Маша слабо постанывала, дрожа от возбуждения всем телом.

Ровно в девять утра меня повезли на операцию. Проезжая на каталке по коридору, я заметил у стойки дежурной Машу. Она улыбалась, провожая меня взглядом.

- Все будет хорошо! — донесся до меня ее мелодичный голосок.

Мне тоже оставалось только надеяться на удачу, ведь через неделю предстояла еще одна операция, на второй ноге. Провожая взглядом мелькающие под потолком светильники, я тоже улыбнулся, вспомнив, как провел эту ночь.
9 908