Эротические порно рассказы и секс истории с фото
Порно рассказы » Фантазии » Кинжал с красным рубином

Кинжал с красным рубином

882 год нашей эры, место действия Новгородское княжество, где-то в лесах под Новгородом.

По глухой чаще пробиралось трое здоровых мужиков, в кожаных доспехах и с топорами и щитами на спинах. Двое старших тащили молодого парня на своих плечах. У этого парня сочилась кровь из левого края брюшины и так же капала из рта. Молодой парень обладал светлыми густыми волосами, голубыми глазами и юными чертами лица. Двое его товарищей, оба были брюнетами в возрасте. В их волосах проблескивала седина, а на лицах и руках были множественные шрамы.

— Не дотянет, говорю тебе Аскольд! Бросать его надо, а то сами сгинем тут! — прохрипел один из мужчин которого звали Ждан.

— До заката если хаты никакой не будет по пути, то бросим! — ответил ему Аскольд.

— Сраный северянин, воистину был силен как великан, хоть и раненый — с перерывами на одышку произнес Ждан.

— Нашел блять кого ограбить! У него кроме ржавого меча и вонючих портков ни хрена не было, только малого подставили под нож.

Казалось бы Аскольд, Ждан и Святослав — так звали третьего, ничем не отличались от голодранцев из новгородской дружины. Но всё же одно отличие было, у каждого из них на лице в области висков красовалось клеймо зачеркнутой княжеской руны, означавшее вечный позор и изгнание. Три друга сбежали из армии во время одной из множества стычек с викингами и были приговорены лично князем Олегом к изгнанию и вечной немилости Перуна. С тех пор они были вынуждены скитаться по лесам, мародерствовать на полях битв и грабить бедных крестьян. Как раз во время разграбления очередного места стычки дружины с северянами, они нарвались на недобитого викинга, который чуть не отправил их в царство мертвых, но после того как резанул Святослава по брюху, сам скончался от полученных в битве ран.

— Твою мать! Кажется я вижу хату, дадим ходу Ждан! — Аскольд не ошибся, в районе опушки леса виднелась небольшая деревянная изба.

— Повезло сучонку!

На радость разбойников, в избе жила прекрасная целительница Елена. Статная, зеленоглазая молодая девушка с темными короткими волосами сама выбрала жизнь на отшибе. После потери любимого человека она отдала все свои сбережения на постройку дома и стала жить отдельно от деревни. Да и жить у леса для целительницы было довольно практично, все нужные травы всегда рядом.

— Хозяин! Открывай! — закричал Аскольд и дополнительно, оставив Святослава на плече Ждана, пошел стучать в дверь. Вдруг из-за дома вышла Елена в легком сарафане с корзинкой свеженабранных трав.

— Вы кто, чего случилось? — спросила она испуганным голосом.

— Опа, травница! Вот это удача блять! — ехидно произнес Ждан.

— Товарища у нас ранили, помоги будь добра — более спокойным тоном сказал Аскольд.

— Уходите отсюда заклейменные, вам помогать нельзя — трясущимся голосом сказала Елена и от страха сделала шаг назад.

— Тварь! Делай своё дело или я тебя на куски порублю! — Ждан крикнул с такой злостью, что Елена аж выронила корзину из рук. Он подскочил к ней и за руку потянул в избу, по пути отвесив ей сильную пощечину.

— Я те покажу сука, заклейменные!

Внутри дома слабенько топилась печь. Святослава бросили на кровать и белоснежные простыни тут же оказались испачканными грязью и кровью.

— Я... я помогу, но прошу, потом уходите отсюда, я перевяжу его рану и дам отвар — она стала заикаться и плакать.

— Не хнычь, сразу бы так! Жрать есть или нет? — Аскольд принялся обыскивать полки в поисках еды. Ждан и Аскольд перевернули всё вверх дном, но нашли краюшки хлеба и пару крынок молока. В это время Елена промывала рану Святослава и готовила компресс из трав.

— Слышь знахарка, а покрепче есть чего? — спросил Ждан, жадно откусывая кусок хлеба.

— Спирт мне нужен для компресса и чуть-чуть для отвара — тихонько произнесла Елена, продолжая плакать. Аргумент нисколько не подействовал на мужчин и они силой выхватили бутылку с мутной жидкостью у девушки.

— Давно я бабу не трахал, да и ты тоже Аскольд — не слышно для Елены прошипел Ждан. Аскольд посмотрел в сторону девушки и ответил:

— Ща малого перевяжет и исправим! — после этого они оба мерзко расхохотались отчего Елена даже вздрогнула.

— Тут часто отряды дружины проходят, если вы не уйдете в ближайшее время, вам же хуже — Елена немного осмелела и встав перед разбойниками озвучила им это. Ждан просто озверел услышав подобное. Он подскочил и отвесил ей сильную пощечину, она упала на пол и заплакала, из её носа вытекли маленькие струи крови.

— Я уйду отсюда, только когда наебусь вдоволь с тобой, блядью зеленоглазой! — его глаза налились кровью, а кисти сложились в кулаки так, что на предплечьях вылезли вены. Ждан поднял Елену на ноги и тут же ударил кулаком в живот. Она скрючилась и молча плакала.

— Поняла, сука! Ты теперь наша рабыня! — Елена одернула свою руку и пнула Ждана в пах, после чего побежала к двери, но её быстро перехватил Аскольд и со всей силы толкнул в обеденный стол. Она ударилась обеими ногами о табурет и даже вскрикнула от боли. Чувство безысходности и сильной боли заставили её согнуться и заплакать. Таким образом она оказалась спиной к Ждану.

— Ну я тебе устрою шалава! — он спустил свои портки, его член уже стоял, он был средней длины, но достаточно толстый. Аскольд тоже стянул с себя одежду и начал подрачивать свой длинный, но худой причендал. Они посмотрели друг на друга и мерзко стали хохотать. Далее Ждан схватил Елену за талию и грубо разорвал на ней сарафан. Разбойником предстало фигуристое бледное тело девушки, таких обычно называют «кровь с молоком». Вполне большая задница грушевидной формы и большая, сочная, мягкая грудь заставили члены Аскольда и Ждана, ещё сильнее налиться кровью.

— Вот шлюха, так шлюха попалась! Хороша! — прокомментировал Аскольд.

Ждан же не долго думая втиснул свой член в совершенно сухое влагалище Елены.

— Тьфу ты, вот сука! Не хочет — ему пришлось плюнуть себе на руку и начать растирать половые губы. Елена же немного пришла в себя и с размаху наступила Ждану на ногу. Он отскочил на неё, но уже через секунду взяв её за затылок, ударил лицом об стол. Она потеряла сознание.

— Так проще будет — на выдохе сказал Ждан и вставил таки свой член во влагалище Елены.

— Проще, но интереса больше когда брыкается девка — отметил Аскольд.

Когда Елена очнулась, Ждан все ещё трахал её. Прошло немного времени после удара. Она чувствовала что теперь помимо носа, у неё разбита губа и как минимум бровь. Сзади раздался животный вой, Елена почувствовала как её вагина заполняется очевидно спермой Ждана. У него давно не было женщины, поэтому кончил он довольно быстро.

— Твоя очередь Аскольд, пускай теперь почистит мой вонючий хуй своим языком.

— Ты животное не мог малафью свою на пол спустить? — Аскольд покривил рожу, но все равно принялся засасывать свой член используя вместо смазки сперму Ждана. Ждан же тем временем поднял голову Елены за волосы и взглянув на окровавленное лицо, произнес:

— Бедняжка кто ж тебя так отделал — и захохотал как всегда мерзким смехом. Елена собрала последние силы и плюнула ему в лицо. Он впервые почти никак на это не отреагировал, а только сказал:

— Зря дурында слюни разбазариваешь — после чего начал тыкать своим членом ей в лицо, она упрямо сопротивлялась, держа губы сомкнутыми. Член Ждана был заросший волосами и ужасно вонял.

— Если ты, тупая дочь шлюхи не откроешь свой похотливый рот и не отсосешь мне как следуешь, то я отрублю тебе все пальцы рук и заставлю сожрать! Я доступно объяснил? — Елена взглянула на обезумевшего Ждана и просто открыла рот. Помимо обоих губ, кровь сочилась из её десен, но ей было уже все равно. Ждан вставил свой член ей в рот на всю длину и продолжил давить глубже. От такого Елену сразу затошнило, Ждан понял это и успел вынуть член из рта перед тем как девушку вырвало на пол. Тем временем в себя пришел Святослав. Он еле как повернулся на бок и увидел всё что происходит в хате. Аскольд грубо трахал Елену и собирался кончить, а Ждан размахивал своим членом перед губами целительницы, с которых стекала кровь вперемешку с рвотными массами. Аскольд застонал и тоже излился во внутрь Елены.

— О малой проснулся, вставай твоя очередь! — он вынул член и сел к Святославу на кровать.

— Что за баба и где мы? — тихо спросил молодой разбойник.

— А тебя ебёт? Просто встань и засади ей, это будет твоим спасибо за лечение! — Ждан и Аскольд вновь взорвались хохотом.

— Так... так это она меня лечила чтоли? — он заглянул в полные отчаяния глаза Елены и осмотрел её разбитое лицо.

— Ну не Ждан же ебёна матерь! — Аскольд хлопнул его по спине как бы подгоняя к столу.

— Зачем же так с ней поступать, нас и так Перун не оберегает, теперь мы воистину прокляты будем — Святослав произнес это дрожащим голосом, он был достаточно верующим в Перуна и Велеса когда-то и так же серьёзно относился к проклятьям.

— Да я щас эту тварь заставлю жопу мою вылизывать и потом ещё сто лет проживу плюя на Перуна твоего ебаного! — в это время на улице пошел дождь, внезапный как из ведра.

— Хоть и отречены мы от богов, но все же они слышат нас, покайся Ждан пока чего дурного не случилось, воистину тебе говорю отпусти деву и покайся! — в этот момент за окном раздались сильнейшие раскаты молний. Ждан полностью игнорировал молнию и Святослава, он хотел дальше продолжить истязание Елены.

— Выпяливай язык, у меня гузно грязное, надо бы подчистить — обессиленная Елена высунула кончик языка и закрыла глаза. Святослав подскочил и взяв в руку топор крикнул Ждану:

— Отпусти деву! У неё сарафан с узорами Мокоши, жены Перуна, если знахарок что под Мокошью ходят обидеть, страшное проклятье и мучение ожидает, забыл чтоли — Стятослав еле стоял на ногах, но топор держал крепко.

— Ах ты гнида, мелкая, сейчас я тебе устрою мучение — Ждан оставил в покое Елену и взяв кухонный нож начал приближаться к Святославу. Аскольд соскочил с кровати и принялся надевать свои штаны. Он частично поверил словам мелкого и захотел убраться из хаты. Ждан же кинувшись на Святослава с ножом, был ослеплен вспышкой молнии через окно и промахнулся. А Святослав занесший удар топора больше для защиты, попал прямо в горло Ждану. Тот рухнул на пол, он хрипел и хватал себя за шею, из рта вытекали ручьи крови. Уже спустя несколько мгновение Ждан валялся лицом в луже собственной крови. Аскольд увидев это, взял свой топор и с криком бросился на Святослава. Рана мелкого снова открылась и ужасно заколола, он рухнул на колени и скрючился от боли ожидая удара топора по своей голове. Спереди из горла Аскольда торчало остриё кинжала, он замертво рухнул на пол с ужасающей гримасой. Сзади стояла Елена держа в руке прекрасной работы, окровавленный клинок, в оконце рукоятки которого сиял рубиновый камень.

— Ты спасла, меня снова — теряя сознание прошептал Святослав. Елена присела к нему и смотрела то в его глаза, то на клеймо.

— Прости, прошу если смож...

Елена резким движением вонзила кинжал в горло Святослава и с горящими глазами наблюдала за тем, как он захлебывается собственной кровью. Для неё все кончилось, она вышла во двор и просидела под дождем до самого утра.

Когда взошло солнце, она сидела голая на пороге дома, дождь полностью омыл её, о вчерашнем дне напоминали лишь несколько царапинок на лице. В руках она держала кинжал. Три года назад она несколько недель выхаживала норвежского полководца, он был пленником князя, но тем не менее обладал некими свободами. С Еленой у них была настоящая любовь. Всего несколько недель она была с ним, но он покорил её своим умом и добротой, а она восхитила его своей мудростью и красотой. В день его полного выздоровления, князь предложил ему выбор: или он выдаст слабости своих союзников и присоединиться к новгородскому войску, или будет публично казнен. Верманд — так звали норвежца, отказался от предательства и выбрал смерть, но попросил лишь последний раз увидеться с Еленой. Он подарил ей свой фамильный кинжал и сообщил, что после его смерти часть его души будет заключена в рубине украшавшем рукоятку кинжала.

... Те знахарки, которые узоры плетут синим и фиолетовым льном, благодати и защиты Мокоши сыскать хотят. Добрая богиня не отказывает никогда, коли дева честна и добра к людям. Поэтому кто знахарку али ткачиху обижать вздумает, что под Мокошью ходит, тот гнев великий Перуна вызовет и крови собственной напьется и ею же захлебнется...

Старая женщина закрыла книгу и погладив отпрыска по светлым волосам произнесла:

— Спи, спи Святослав, когда-нибудь ты станешь великим воином и достойным человеком!
1 399