Эротические порно рассказы и секс истории с фото
Порно рассказы » Фантазии » Снежная королева

Снежная королева

Кристал Кул добралась до другого пениса и начала возвращать его к жизни — сначала поласкала тонкими пальцами, потом взяла целиком в рот. Он был такой нежный, маленький, мягенький, со спрятанной головкой и приятным вкусом оставшихся на нём выделений. Но вскоре глаза её округлились в восхищении от того, насколько он удлинился и потолстел буквально за несколько секунд. Она подняла взгляд вверх с любопытством посмотреть на хозяина такого замечательного инструмента.

- Привет, красавица! — Сказал незнакомец.

Это был мужчина, которого она встретила всего пару часов назад, когда пришла на вечеринку. Вдруг Кристал съёжилась, поскольку другой мужчина сзади раздвинул ей ноги и натянул на торчащий пенис. Этот пенис она хорошо знала, он принадлежал Стивену, её любовнику. Конечно, не стоит говорить, что она узнала его на ощупь. Просто она видела склонившееся над ней мускулистое тело в зеркале по ту сторону кровати. Вид троицы — её изящного тела, напяленного с обеих сторон на вертелы здоровых мужчин, — не могло не возбудить её, и в третий раз за вечер она ощутила зарождение оргазма в глубинах вульвы.

Ножны чувствовали жар и влажность вокруг кинжала. Как решительны и медленны были его погружения — как раз так, как она больше всего любила. Определённо, вечеринка сегодня складывалась здорово.

Вскоре незнакомец стал задыхаться по мере того, как в ответ на её приближающуюся развязку, сам стал подходить к кульминации. Она могла уже почувствовать вкус его восхитительной спермы во рту. Сперма покрыла член липкой плёнкой, делая его сверхскользким по мере всовывания глубже и глубже. Как только она начала содрогаться от оргазма, он нежно потянул голову дальше вдоль ствола, погружая его ещё глубже в горло, и Кристал проглотила выплеск его спермы одновременно с судорогами собственного экстаза.

- Это было здорово! — улыбнулась она, прижавшись к широкой груди незнакомца, взяв всё ещё твёрдый член Стивена в руку. Стив был одним из таких мужчин, которые могут продолжать всю ночь.

Незнакомец нахмурил брови:

- Одно только для меня загадка, — начал он, — как тебе удалось заработать на телевидении репутацию Снежной Королевы, когда ты, очевидно, горячая и щедрая женщина внутри?

Кристал окинула взглядом своё отражение в зеркале. Тёмные волосы соблазнительно растрепанны, глаза блестят, щёки натурально горят безо всякого макияжа, на пухлых губах поблёскивает сперма, стекая на подбородок.

«Сильно отличается,» - подумала она, — «от телевизионного образа сдержанного хладнокровного ведущего. Определённо!» — Она отбросила прядь, нависшую на глаза. Стивен смотрел прямо на неё:

- Ты знаешь, он прав. Я думаю, мы должны что-то сделать с этим образом Снежной Королевы, Кристал.

Кристал вздохнула. Она хорошо знала Стивена, чтобы понять, что он серьёзно, потому, что он был не просто её любовником. Он был ещё и её продюсером.

На следующий вечер Кристал столкнулась с совершенно другим свои имиджем, чем накануне в зеркале. Она смотрела своими зелёными глазами в монитор прямо на уровне глаз. Дочитав в камеру до конца бюллетень основных новостей, она позволила немного лёгкого юмора для контраста с депрессивными новостями дня. Только в конце искорки блеснули в её глазах и тень улыбки коснулась губ.

Договорив последние слова, она согнала с губ улыбку, стала собирать со стола бумаги, как бы собираясь их изучить, и пожелала гражданам страны спокойной ночи.

Для неё это было таким же обычным делом, как другим сидеть за пишущей машинкой с девяти до пяти. Обменявшись дежурными улыбками облегчения с режиссёром, оператором и звукорежиссёром, она выскользнула из-за стола из-под давящих ослепительных софитов студии. Утомлённой, ей хотелось выпить кофе со Стивеном и компанией, обсудить ночную программу и поскорее отправиться в постель.

На сколько она наслаждалась вечеринкой прошлой ночью, на столько ей пришлось расплачиваться своей энергией, и она чувствовала, что должна скорее спасать свою красоту сном.

Хотя они очень сильно любили друг-друга, они со Стивеном на неделе жили в разных квартирах, иногда проводя вместе выходные в загородном доме. Конечно, это нельзя назвать идеальным, но они оба отдавали себе отчёт в том, что проводить дни и ночи напролёт вместе было бы слишком вредно для здоровья.

А жаль! — Думала Кристал, налив себе чёрный кофе и усевшись в удобное кресло. Потому, что весь разврат вечеринки вместо того, чтобы удовлетворить, только разбудил её желание. Даже теперь она чувствовала, что половые губки сильно намокли от соков в предвкушении.

После короткой беседы она клюнула Стивена в щёку, не позволяя обнять крепче, и собралась уходить.

- А, вот, дорогая! Кто-то передал письмо для тебя, оно затерялось в почте, — сказал он, протягивая ей конверт.

- Спасибо, милый! Счастливых снов.

Придя домой, она вскрыла конверт и поначалу подумала, что это очередное письмо от поклонников — она получала много, — но вскоре стало совершенно ясно, что это чуть другое. По мере того, как её глаза скакали по строчкам, она всё сильнее краснела, и в конце отшвырнула письмо, сердито поджав ноги:

- Да, как он посмел! — Бормотала она под нос. — Ещё один грёбаный извращенец! — Однако, сжимание ног позволило почувствовать, насколько слиплись её половые губки. И чем больше она пыталась выбросить текст из головы, тем сильнее он её завораживал.

Как и все публичные люди, она получала свою долю подобных неприличных писем, но это казалось каким-то особенным, несколько специфичного эротического свойства.

Что он хотел — он ясно написал в письме, — просто знать, что Кристал ничего не одевает под платье, когда читает свои новости. Ни лифчика, ни трусиков. Это всё, о чём он просил. И это не показалось такой уж чрезмерной просьбой, когда она окунула палец в горячую нежную влагу вагины.

Следующим вечером, заняв снова свое место под студийными софитами, она почувствовала себя немного неловко. Утром она оделась, как обычно, но вдруг вспомнила про вчерашнее письмо и подумала, почему бы нет. Выйдя на улицу, утренний прохладный бриз под короткой юбочкой показался ей очень сексуальным. Но теперь, сидя перед миллионами зрителей… Нет, это совсем другое!

Стивен делал контрольную проверку с первой камеры.

- Гримёр! — Позвал он. — У мисс Кул щёки слишком красные. — Кристал покраснела ещё сильнее, поняв, что подчинение анонимному требованию уже проявляется внешне, и пожалела, что смешала личную жизнь с общественной. Подтянув рассеянно юбку, она почувствовала плотью под собой холодную кожу кресла, но поняла, что слишком поздно что-либо изменить. Они должны быть в эфире через 60 секунд.

Когда обратный отсчёт закончился и режиссёр дал сигнал начинать, она легко ускользнула в свою хорошо натренированную профессиональную роль. Всё шло хорошо во время первых основных новостей, пока она не вспомнила, что среди двадцати миллионов зрителей сейчас есть один, который знает её секрет. Не будь дурой, — сказала она себе, — он даже не знает, читала ли я письмо.

Но когда подошёл рекламный блок, Кристал уже пропустила две строчки, а гримёрша второй раз за программу — неслыханное дело! — охлаждала её щёки, Кристал уже была уверена, что её тайный зритель должен точно знать, что она выполнила его странную просьбу.

«Это» — сказала она себе твёрдо — «будет первый и последний раз, когда она так сделала.» Но при этом, сидя под глядящими на неё камерами, зная, что соски трутся о шёлк блузки, и что голая промежность может вот-вот выглянуть из-под юбки, она чувствовала себя очень-очень сексуальной.

На следующий день они вырвались со Стивеном в коттедж. Кристал чуть было не исповедалась в том, что она натворила. Но даже хотя они и наслаждались свободными отношениями за пределами работы, инстинкт предостерёг её от того, чтобы проболтаться. Он был достаточно зол на неё за те два ляпа в эфире прошлым вечером. Если бы он знал причину… Кристал знала, это было очень непрофессионально. Они провели уютный вечер перед пылающим камином, и Кристал открывала рот только, чтобы пососать крепкий член Стивена.

В понедельник утром Кристал ворвалась в студию новостей встречать неделю, сулящую быть тяжёлой, с открытым забралом. И имея всё нижнее бельё на себе. Но когда она прошла в почтовую комнату, парень вывалил ей на руки кучу новых писем. Перебирая конверты, она вдруг заметила такой же наклонный почерк, как был в том письме.

- О, Боже!

- Что-то случилось? — Спросил её парень.

- Да, нет… Э-э-э, опять счета. Они найдут вас повсюду, не правда ли? — С этим она спрятала конверт в сумочку и быстро вышла.

И забыла про него, пока не нашла позже. Незадолго до эфира она заскочила в дамскую комнату перед гримёрной. Заканчивая, она открыла сумочку, а из неё выпало письмо. Не удержавшись, она вскрыла его и стала читать:

- Дорогая Кристал, — начиналось оно просто, — я с большим интересом посмотрел Ваше вечернее выступление (в четверг). Я чувствовал уверенность, что Вы на самом деле без лифчика или трусиков, как я просил, потому, что я наверняка заметил необычный (и симпатичный) румянец у Вас на щеках и слабую улыбку на губах, как у Моны Лизы. Могу я предложить Вам сегодня вечером поиграть с собой рукой под столом? Мне было бы приятно знать, что Вы этим занимаетесь.

Уже комкая письмо с отвращением от того, что она подстрекает этого человека, она знала, что собирается исполнить в точности то, что он просит. Она уже могла почувствовать, как твердеют её соски и вагина наполняется влагой.

Вопреки всему она переступила через спущенные трусики, подняла и спрятала их в сумочку. При этом не удержалась, чтобы ни пощупать губки между ног, какие они там нежные, возбуждённые, и ни слизать душистую влагу с пальчиков.

Войдя на съёмочную площадку, она поймала вопросительный взгляд Стивена и доверительно улыбнулась ему в ответ, уверяя, что всё сегодня будет нормально. Хотя сама была далеко не уверена в этом.

Сев за стол, она приказала рукам не трогать там, вести себя, как всегда. Звукорежиссёр проверил сигнал и попросил ассистента в голубых джинсах поправить микрофон.

- Чёрт, — пробормотал тот, — провода перепутаны. Мне придётся…

- Валяй! — Улыбнулась Кристал. Это было обычным делом для техников возиться, протягивая провода в одежде дикторов, и Кристал давно привыкла, а молодой парень как раз нет. Он явно смутился, запустив руку под одежду, чтобы вытащить провод. Она слишком поздно поняла, почему он так застеснялся, — его рука под платьем совершенно беспрепятственно взяла её за сосок. Кристал затаила дыхание, когда их глаза встретились во взаимной неловкости, при этом она заметила выпуклость, появившуюся на его джинсах, пока он краснел и шарил рукой, кусая губы.

- Я… э… думаю, надо сделать… — бормотал он. Уже пошёл обратный отсчёт и лицо Кристал могло с минуты на минуту появиться на экранах, а парень застыл с ошеломлённым взглядом, не отрывая его от Кристал в изумлении. Впрочем, она держала себя в руках:

- Вам бы лучше отойти назад за камеры, — сказала она шёпотом. Как зомби, он попятился, споткнулся о кабель и тут же получил за это окрик от режиссёра.

Когда камеры наехали, к Кристал вернулось её обычное самообладание. Но она почувствовала, как между ног сочатся горячие соки. Она поймала себя на том, что этот парень действительно завёл её. Когда оператор подошёл ближе, настойчивая мысль сделать так, как её просили, — поиграть с собой — пересилила. Проверив на мониторе, что камера достаточно близко, снимает только лицо, убедившись, что никто не видит, она скользнула рукой под стол и развела половые губки.

- Я сошла с ума, — думала она, стараясь контролировать свой голос и произносить сложные иностранные названия, бегущие по экрану.

Под столом пальцы проникли в гостеприимное тепло вагины, погуляв по выпирающему выступу клитора. Из-за того, что она была столь возбуждена тем техником и постоянно думала о том, что кто-то где-то знает, чем она сейчас занимается, она чувствовала, что в любой момент может кончить. Но она ведь на телевидении! — Отчитывала она себя. — Во всех бесчисленных домах по всей стране. Как можно даже думать об этом?!

Следующее письмо пришло в конверте, напечатанном на машинке. Так как без почерка она не догадывалась, от кого это, она открыла его прямо за столом в полной комнате. Когда она разорвала конверт, из него выпал вырезанный из дерева миниатюрный пенис на длинной золотой цепочке. Стук, который он произвёл, падая на стол, привлёк внимание некоторых сотрудников.

Бешено покраснев, Кристал яростно запихала его обратно в конверт:

- Чёртов придурок! — Зашипела она под нос. — Он разрушит мне всю карьеру.

Ночью после программы она изучала подарок подробнее. Он был просто изящный — сантиметров двенадцать в длину, он был точной копией хорошо сложенного эрегированного пениса. Кристал поднесла его ко рту, поводила по нему языком. Письмо предсказуемо умоляло её надеть его на передачу:

- Таким образом, — говорилось в нём, — увидев цепочку на шее, я смогу наверняка убедиться, что все мои просьбы были выполнены. — Не в первый раз Кристал подумала, не скрывается ли за этим тот незнакомец с секс-вечеринки.

Перед тем, как забраться в постель, она отрегулировала длину цепочки и вложила гладкую деревяшку во влагалище.

Было приятно ощущать цепочку между половых губ, обегающую клитор. Так, что не понадобилось много времени, чтобы она растеребила себя до отменного оргазма.

Ей так хорошо спалось, что она проспала будильник. Перехватив кофе и быстрый душ, она набросила одежду и в панике помчалась на студию.

Довольно скоро она осознала, что что-то удобно заполняет её влагалище. Рука взлетела к горлу — так и есть, цепочка всё ещё была на ней.

Когда чуть позже она произносила в камеру «Добрый вечер!», она бросала взгляд на монитор и была необычайно довольна видеть золотой блеск вокруг шеи. Произнося текст, она дарила особую улыбку тому единственному поклоннику, представляя его грандиозный стояк, когда он увидит на ней цепочку. Только он, осознавала она, знает, что с цепочкой происходит под платьем.

Но незнакомец был не единственным, у кого образовался стояк, заметила Кристал, окинув студию взглядом из под удивлённых бровей. От операторов до режиссёра и инженеров, насколько она могла видеть, у всех торчали соблазнительные выступы спереди брюк. А где Стивен?

Кристал обратила внимание на красное лицо ассистента звукорежиссёра, который наверное проболтался о той своей находке. Она вздохнула про себя и представила, как расстёгивает молнии на всех тех бугорках и принимает в себя красивые члены, чтобы простить их.

Когда камера вернулась к ней после показа записанного сюжета, и Кристал погрузилась в особенно скучный рассказ о бедственном положении на птицефермах, глаза её вдруг полезли из орбит. Кто-то был под столом! И этот кто-то щупал её между ног!

Кристал сразу же поняла, даже не глядя на монитор, что щёки её стали ярко-малиновые, но она продолжала бороться с текстом. Она потеряла счёт ошибкам в следующие несколько минут, где она запиналась в названиях и путалась в ударениях, пока таинственный мужчина ловко массировал её клитор и вызывал паводок горячих соков между ног.

В смятении Кристал осознала, что до ближайшей рекламной паузы ещё целых семь минут, пока камеры будут следить за её лицом безотрывно. Ей придётся ждать перерыва, чтобы узнать, кто этот самозванец. А пока она молилась, чтобы он не довёл её до оргазма перед миллионами телезрителей. Ей даже пришло в голову, что это мог быть кто-то из конкурирующей компании с заданием снять Кристал Кул с эфира! Такими темпами это вполне могло сейчас случиться.

Далее он провёл по половым губам языком. Юноша, он собирался напиться из неё прямо на камере! Кристал поклялась, что обложит его таким матом, кто бы он ни оказался.

Когда она перешла к следующему сюжету, самозванец извлёк деревянный пенис из её влагалища и засунул туда свои пальцы. Одновременно он стимулировал языком клитор пока Кристал истекала соками и реально ни начала получать удовольствие.

С тревогой она заметила, что дыхание её участилось, и ей стало трудно контролировать свой голос. Всё, что она могла сделать, — это удержаться от того, чтобы не закрыть глаза, и не поддаться его медленным ритмичным толчкам. Если бы только она могла взглянуть и узнать, кто это! Если бы только она могла быть уверена, что никто не замечает беспорядков под её столом!

Он стал погружать в неё деревянный пенис между засосами соков. Голос совсем перестал слушаться Кристал. Правда, он звучал весьма сексуально, далеко от практикуемой ею обычно монотонности, но вряд ли он очарует её боссов.

С облегчением она заметила лампочку, сигнализирующую о приближении рекламного блока, но она ещё не наступила. Ей оставалось прочесть ещё несколько строчек прежде, чем она сможет вырваться из этой агонии и расслабиться в долгожданном оргазме.

Когда наконец с сильными придыханиями в голосе она сказала аудитории, что увидимся после короткой паузы, она откинулась на спинку кресла, судорожно сжала руки и с протяжным стоном наконец кончила.

Снизу между ног появилось улыбающееся лицо. К её изумлению это был Стивен.

- Иисус Христос! — Задохнулась она.

- Нет, это только я, любимая, — возразил он с досадой. Только сейчас Кристал заметила, что весь персонал достал свои инструменты и дрочил с широкими ухмылками на лицах. Они всё видели?..

Следующие несколько минут Кристал провела заполняя своё влагалище железобетонным членом Стивена, и на этот раз он кончил в опасной близости момента возвращения в эфир.

Позвали гримёршу привести внешность Кристал в порядок, и на вторую половину программы она изгнала Стивена на надлежащее ему место за камерами.

- Тебе чертовски много чего надо мне объяснить, — напала она на него сразу же, как закончился эфир. — Я полагаю, ты писал те письма?! — Она еле сдержала улыбку, представляя, как Стивен был тем самым одиноким онанистом. Но она была настроена серьёзно. — И я полагаю, ты понимаешь, что я вряд ли теперь буду здесь работать?

- Отнюдь нет, не думаю, — возразил он самодовольно. — Видишь ли, дорогая, мне было сказано сделать что-нибудь с твоим холодным имиджем на экране.

- Тебе что?..

- Им хотелось, чтобы ты, любовь моя, выглядела не такой холодной, более расслабленной. Я сказал, что смогу добиться этого своим способом. Ну, это сработало, не так ли?

- Не верю своим ушам! — Ахнула Кристал. — Чёрт побери, что подумали мои зрители? Они должны были видеть…

Стивен прижал палец к её негодующим губам и улыбнулся:

- Телефон разрывается от звонков последние двадцать минут. Им понравилось твоё представление, они любили тебя. Почти так же, как я.
3 705